Muzicons.com

log in register
log in

Опасные и соблазнительные «Пули и шоколад» мексиканской Пиаф Лилы Даунс

У 47-летней Лилы Даунс – певицы, борца за права человека, мексиканцев, эмигрантов, за образование, нет проблем с ответом на вопрос, кто на нее повлиял. Она выражает свою любовь и признательность каверами, где не просто пользуется отдельными характерными штрихами, но прямо-таки воплощает их, крутит и вертит, разъединяет и собирает вновь и наконец выплескивает в театральной, постмодернистской интерпретации знакомой вещи, которая начинает смотреться, как та же самая песня, но спетая в параллельной вселенной. Лила обращается с материалом, как мастер-металлург: только что это был лист – и вот перед нами труба профильная, балка или проволока.

Для своего альтер эго у Лилы нет другого имени: она сама – своё альтер эго. Еще одно ее важное отличие: Лила экспериментирует главным образом с традиционным мексиканским и другим латиноамериканским фолком и поп-музыкальными стилями этого региона (совсем иными, чем у нас), остающимися вне даже периферийного зрения российских любителей музыки (как и европейских, и американских). Лила вызывает голоса и духи, и перед нами встают Лола Бертран, Мерседес Соса, Чавела Варгас, но с усиленными мейкапом и цветами, и ее вокал несется от глубоких гортанных стонов до драматичных пронзительных воплей.

Новый альбом Лилы Balas y Chocolate (Пули и шоколад) кажется более личным, хотя в нем затрагиваются и отношения со смертью, и темы культурного разложения и возрождения. В прошлом Лила пела вместе с представителями традиционной и экспериментальной латиноамериканской музыки от Сосы до Рубена Албаррана из альт-рокового Café Tacvba. В Balas y Chocolate участвуют более мейнстримовые музыканты: мексиканская поп-икона Хуан Габриэль и колумбийский поп-роковый певец Хуанес. Альбом посвящен Дню мертвых. Отец Лилы умер, когда ей было 16, бабушка, оказавшая на Лилу глубокое влияние и часто говорившая с мертвецами – несколько лет спустя, и с той поры она ощущает сильную и глубокую связь со смертью. Название альбома, связанное с опасностью и соблазнительностью, принадлежит четырехлетнему сыну Лилы, так что это еще и детское видение, детская перспектива. В шоколаде есть священный элемент. То и другое сидит в нас очень глубоко, потому у нас так много проблем, считает Лила Даунс.

Муж Лилы, саксофонист – ее соратник в музыке. Его сердечная болезнь, угрожавшая жизни, привнесла нотки депрессивности в «Пули и Шоколад». Мать Лилы, певица, хотела, чтобы она пела в опере. Ей Лила обязана отличной вокальной школой. Отец, знаменитый художник, фотограф, режиссер, профессор мексиканского искусства, открыл ей англоязычную фолк-музыку. Он обожал Дилана, слушал Джими Хендрикса и Карлоса Сантану, и всё это стало важной частью музыкального образования Лилы. И джаз – Билли Холидей, Джон Колтрейн и Майлз Дэвис – были обычной частью вечеров отца, полных виски и музыки. Позже Лила буквально выпала из общества и последовала за кочевавший по всей Америке группой Грейтфул Дед, жила на улице, и считает это дальнейшей частью своего образования. Но череда печальных событий заставила ее вернуться домой. И сейчас это видение открытости, любви и «незаезженности» продолжает влиять на музыку Лилы. Любовь для нее – лучшее описание музыки. После такого опыта, какой Лила почерпнула с Грейтфул Дэд, всё уже никогда не станет прежним, убеждена она.
К списку новостей
Дата публикации: 2015-04-16
Источник: SF Weekly
Теги: Лила Даунс, новые альбомы, рецензии, Латинская Америка, Мексика
Похожие новости: :
2017-07-24 Би-Би-Си готовит легендарному фесту в Гластонбери «равноценную замену»
2016-08-09 Тайные возможности переходника Lightning на USB для музыкантов
2015-05-27 Музыка и свет: будущее сегодня
2015-01-12 Быть Монсеррат Кабалье
2014-03-28 Красные чилийские перцы – горячи, как раньше, и еще горячее